Быть человеком

Поделиться
  • alt
  • alt
  • alt
  • alt
17 сентября, день рождения у Алексея Васина. Однако чуть больше месяца назад его не стало. Ему было бы сегодня 52 года.

Это уникальный человек, который помогал нам и словом, и делом с самого первого дня существования журнала «Быть Человеком». После его скоропостижного ухода стали понятны масштабы, сделанного им добра. Благодаря его участию в жизни тяжелобольных детей, некоторые из них делали свои первые шаги. Он поддерживал чем мог не только близких друзей, но и малознакомых людей, а порой, даже совсем незнакомых. Однажды Алексей Викторович поучаствовал в судьбе мальчика-инвалида из далекого Дагестанского села, осуществив его мечту. Он без лишней огласки помогал монастырям на далеком Севере и содействовал строительству храмов на Юге нашей страны. Хотя не считал себя глубоко верующим человеком. Поддерживал юношеский спорт, активно участвовал в благотворительных проектах. Один наш общий знакомый сказал, что к Алексею Викторовичу можно было обратиться тогда, когда, казалось бы, уже нет выхода. И он его находил. Он покинул этот мир, находясь в должности директора одного из главных музеев страны – музея-заповедника «Сталинградская битва». Но прежде всего, он был счастливым мужем, отцом троих детей, дедом для единственного внука.

Каждый раз, когда мы начинали с ним наше новое интервью для издания, Васин говорил: «Давай на «человеческие» темы поговорим. Не хочу ни про политику, ни про патриотизм». Вот мы и собрали воедино главные мысли из интервью разных лет.

Алексей. Полковник Васин. «Викторыч». Друг. Брат. Человек.

Про счастье

Мы — и так многие — живем в счастье, просто не понимаем этого: родные рядом, они здоровы — это счастье. Иметь любимую работу, возможность помогать людям, понимать, что и тебе не откажут в помощи — это тоже счастье. Сейчас у нас такие большие квартиры, но в них так мало детей. У нас стало много машин, но мы перестали ездить друг к другу в гости. Мое счастье имеет форму чисто эмоционального состояния, которое нельзя ни потрогать, ни пощупать и тем более нельзя купить. Для меня счастье – это когда хорошо людям, которые рядом с тобой, в семье или на работе, когда видишь, что кому-то становится лучше от твоей жизни.

Про жизнь

Наша жизнь создана для того, чтобы в ней постоянно появлялось что-то новое. Это естественный процесс.

Про семью

Семья должна быть в первую очередь полной. Должно быть много детей. Отношения всех членов семьи должны быть искренними, а не товарно-денежными. Но главное — это традиции и нравственные ориентиры.

Про воспитание

Лучшее воспитание — то, которое ты не замечаешь. Вы же знаете, что нельзя сказать, чтобы любили Родину, и её сразу полюбят. Это не работает. Понятное дело, можно в детстве прочитать ребенку «Что такое хорошо и что такое плохо» и какие-то основы заложить, а дальше — полутона, полуфразы, полуотношения. Были золотые времена, когда нажарил кто-то картошку и пошёл всех угостил, когда делились последним, когда соседи друг другу помогали. Брали и делали. В этих ароматах у меня проходила жизнь. И очень правильно была выстроена образовательная составляющая. Это всё было незаметно. Никто не натаскивал нотациями. Они просто не работают. Нужно брать ребенка за руку и вести за собой.

Про отцовство

С детьми нужно говорить на их языке и ни в коем случае не давить. Все решения должны приниматься в дискуссии, и, если ты сумел убедить, значит состоялся как отец. Если не смог, передавил — то скоро это тебе вернется. Отношения — это пружина, невозможно все время давить и ждать, что она никогда не отскочит.

 

Про страну

 

Я помню наше военное училище, мы все готовы были изначально расстаться с жизнью за мир на своей земле. Увы, сейчас наша беда в том, что между интернетом и молодежью никого нет. Что же касается моего сына и его друзей, то это отличные ребята, и не хочется думать ни о какой войне применительно к их поколению. Мой сын не раз побывал за рубежом и при этом агрессивно любит Россию — ведь «просто любить» нашу страну недостаточно. Видит Бог, она заслужила большего. Самые лучшие пацаны — наши, самые лучшие девчата — тоже наши. Я побывал и в Бразилии, и в Японии, и во многих странах Европы. Мне довелось увидеть многие достижения цивилизации. Но и близко там нет того наполнения, которое есть у нас с вами, и я говорю это абсолютно искренне.

 

Про патриотизм

В первую очередь, нужны достойные люди, которые поведут за собой. Пора прекратить стыдливо маневрировать, изображать деятельность и что-то делать только тогда, когда «власть сказала». Надо искренне верить в то, что ты делаешь. Верить и вести людей за собой! Только тогда будет результат. Нельзя вбивать — нужно влюблять.

Я ставлю перед сотрудниками задачу: после посещения экспозиций люди должны уходить другими, с чувством сопричастности к этой истории. Никакой формальности ни в чем у нас с вами не должно быть — это убивает всякие замыслы.

 

Про поддержку

С радостью используешь имеющиеся возможности для того, чтобы помочь тем, кому труднее. Тем, у кого нет папы и мамы. Однажды к нам в музей приехали на экскурсию дети с ДЦП из Калачевского техникума-интерната, и мы вместе с бойцами Калачевской бригады и роты почетного караула Мамаева кургана поднимали их на своих руках по лестнице в панорамный зал. Они раньше никогда не видели этой гигантской картины. Видели бы вы их глаза! И вот отнес наверх ребенка, спустился, а сам думаешь: быть может, это было одно из самых главных дел в твоей жизни. Но я точно знаю, что у каждого есть потребность чувствовать себя нужным. Она живет внутри нас. И не важно – кто ты по профессии. Я на телевидении работал – и говорил: «так надо материал делать, что человек спиной стоит к телевизору, шинкует капусту, а тут услышал, обернулся – и поехал усыновлять в дом малютки». Надо среду такую создавать, чтобы люди понимали, что неприлично не помогать ближнему. Это же так просто – быть Человеком.

 

У нас есть вопрос, который мы задаем каждому герою: если бы

Вас слышал каждый человек на планете, что бы Вы сказали?

– Нет ответа на такие вопросы. Я ведь не Господь Бог, который вещает с небес. Ужас берет от одной мысли, что ты мне предлагаешь сказать что-то миссионерское… Я ведь человек малых дел. Хороших дел. Я хотел бы, чтобы каждый такой был. Человек малых добрых дел. Этого будет достаточно.