Быть человеком

Поделиться
  • alt
  • alt
  • alt
  • alt
Беседовала Ульяна Сурьянинова

Актриса театра и кино. Заслуженная артистка России. Почетный деятель искусств Москвы. Исполнительница главной роли в спектакле «Юнона и Авось» в театре «Ленком». Участница телепроектов «Звезды на льду» и «Ледниковый период». Известность актрисе принесли многочисленные работы в кино: «Сваха», «Егерь», «Мой личный враг», «Ермоловы», «Жаркий лед» и другие.

– Анна Леонидовна, расскажите, кто вдохновил Вас на театральный

путь.

– Все происходило поэтапно. Моя убежденность в том, что я хочу быть актрисой, сопровождала меня всю жизнь. К осуществлению мечты я шла планомерно, правда, необычными путями. Сначала был театральный лицей «Арлекин», потом экспериментальный набор в ГИТИСе. Получилось так, что в театр я попала в довольно юном возрасте: в 19 лет я работала в Московском драматическом театре имени Н.В. Гоголя. Кумирами являлись огромное количество прекрасных советских артистов: Наталья Гундарева, Инна Чурикова, Ирина Купченко, Евгений Евстигнеев, Евгений Леонов и другие. Ключевой фигурой в моей профессиональной жизни является Марк Анатольевич Захаров, который пригласил меня в театр «Ленком». Возможность работать в актерском ансамбле, смотреть, внимать, впитывать у профессиональных актеров – это большое везение. У меня всегда были партнеры, у которых есть чему поучиться.

– Какой главный совет Вы получили от театрального наставника?

– Когда я пришла в театр, Марк Анатольевич высказал такое  предостережение: «Важно, чтобы крыша не поехала». Это предостережение делается всем молодым артистам и является важным моментом твоей карьеры. В актерской среде особенно ценно иметь людей, которые в тебя верят и могут адекватно оценить твою работу. Успех и внимание вызывают у артиста оторванность от земли – можно вознестись и не заметить этого. Когда в окружении нет людей, которым ты доверяешь, начинают происходить нехорошие трансформации: человека закручивает вихрь неадекватной самооценки. Это вызывает раздражение и неприятие у зрителей. Важно возвращать себя к точке отсчета, чтобы не поддаться «звездению».

– Вашим партнером в спектакле «Американские горки» является народный артист РСФСР Геннадий Хазанов. Поделитесь впечатлениями от совместной работы.

– Мы работаем вместе почти десять лет, и я могу наблюдать, как меняется человек. Это полезно, так как сохраняет ясность ума и адекватную самооценку. Мне кажется, творческая неуспокоенность и стремление к самопознанию продлевает жизнь артиста. В этом смысле путь Геннадия Хазанова поистине уникальный. Недавно Геннадий Викторович выпустил премьеру в академическом театре им. Е. Вахтангова «Фальшивая нота», где у него феноменальная драматическая роль. Человеческий труд и талант, требовательность к себе позволяют достигать таких результатов.

– Какой спектакль Вы считаете точкой роста в Вашей карьере?

– Сложно сказать, ведь каждый спектакль является определенным жизненным этапом. Например, французская пьеса «Американские горки» интересна своими сюжетными поворотами. С профессиональной  точки зрения – это настоящий бенефис, где ты исполняешь пять разных ролей. Это игра, которая приходит к неожиданному финалу. В пьесе изменения происходили на уровне слов, а мы подкрепили их разными образами. Зритель находится в положении главного героя и вместе с ним переживает различные ситуации. Театр прекрасен тем, что позволяет работать над собой в каждом спектакле. Я играю в спектакле «Королевские игры» уже двадцать лет, и, безусловно, новые предложения – это возможность применить свой опыт на другом материале.

– Многие зрители запомнили Вас по ролям в кино. Вы сейчас продолжаете сниматься?

– Я, конечно, снимаюсь, у меня есть нереализованная мечта: я хочу сыграть в фильме про войну. Но ситуации бывают разные. В моей карьере был случай, когда меня утвердили на серьезную роль, но из-за разногласий между продюсером и режиссером я так и не снялась в кино. Это был для меня удар, но хороший опыт в профессиональной сфере.

– На сцене Вы играете разнохарактерных героинь, а какая Анна Большова в жизни?

– Я человек вспыльчивый, но отходчивый. На самом деле, для того чтобы актеру в течение двух часов выдать двадцать пять разных состояний, психическая и эмоциональная сферы человека должны быть достаточно развиты. Мне не хватает сдержанности – если что-то не так, то я реагирую остро. Но я сторонник спокойных разговоров, чтобы не оставалось недоговоренностей.

– Традиционный вопрос журнала «БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ»: если бы Вас мог слышать каждый на планете, чтобы Вы сказали?

– Я бы пожелала беречь близких людей.