Быть человеком

Поделиться
  • alt
  • alt
  • alt
  • alt

 

Текст: Альбина Золочевская

Фото: архивы пресс-службы общественного движения «Альтернатива», фотобанк Pixabay

 Сегодня проблема рабского труда остается актуальной даже для стран, которые входят в топ10 развитых экономик мира. По данным исследований Международной организации по миграции, фонда Walk Free Foundation и Международной организации труда, на 2016 год порядка 40 миллионов человек находятся в рабстве. Около 25 000 000 подвергаются принудительному труду, а 15 000 000 заставляют вступать в брак против их воли. Среди людей, находящихся в рабстве, большинство женщин — 29 миллионов.  

 

Российское общественное движение «Альтернатива» освобождает людей из рабства на протяжении почти семи лет. За годы его существования волонтеры спасли более 600 человек, а также открыли отделения в Южной Африке, на Ближнем Востоке и в Европе. Основатель «Альтернативы» Олег Мельников рассказал журналу «Быть Человеком» о том, почему люди попадают в рабство и как внук Нельсона Манделы, известного борца за права человека, поддержал «Альтернативу».

Но начнем мы наш материал с поступка, который, пожалуй, можно назвать истинно геройским. Он в полной мере представит вам нашего собеседника.

 

В 2013 году Олег Мельников рискнул, и добровольно испытал на себе путь раба. Он решил выяснить: как люди попадают на принудительные работы в Дагестан. После недели скитаний на Казанском вокзале, его продали в рабство. Всю дорогу — от вокзала до деревни Мамыри, откуда автобусы отправляются в Дагестан, Олег переписывался с волонтерами «Альтернативы», в республике его также ждали активисты движения. В итоге, волонтер на мотоцикле обогнал автобус, в котором находился Мельников, доехал до поста ДПС и обо всем рассказал сотрудникам полиции. По словам Олега, эта опасная акция устраивалась, чтобы поймать за хвост перевозчиков рабов, что в конечном счете удалось.

 – Расскажите, как появилось ваше движение?

– Движение появилось достаточно случайно. Однажды я познакомился с женщиной, родственник которой находился в рабстве на кирпичном заводе в Дагестане. Я не поверил в это, поэтому решил съездить туда, чтобы проверить. Честно говоря, результаты поездки были неутешительными – все оказалось так, как мне говорили. Но я подумал, что эта проблема быстро решится, когда мы расскажем журналистам. Мы разослали пресс-релизы о поездке в Дагестан в 30-50 разных изданий. Но никто, кроме одного блогера, об этом не написал. Так и появилось наше движение, хотя изначально мы не планировали этим долго заниматься, но вот уже семь лет освобождаем людей из рабства.

– Следите ли вы за жизнью тех, кого освободили?

– В какой-то момент мы перестали считать спасенных людей. Честно говоря, сейчас мы стараемся привести в сознательный вид базу освобожденных. Нам сложно следить за жизнью тех, кого мы спасли. На наш взгляд, это невозможно, мы просто не успеваем. Хотя есть некоторые люди, кому мы помогаем до сих пор, стараемся обеспечить их работой. Какова вероятность, что с ними произойдёт то же самое? Знаете, из числа освобожденных, наверное, человека три вновь столкнулись с рабством. И нам снова приходилось их спасать. В целом, по миру статистика еще хуже. Порядка 40% людей, которых когда-то освободили, вновь попадают в кабалу.

– Понятно, что каждая история уникальна. Но есть ли то, что объединяет всех людей, освобождённых из рабства?

 

 

– На самом деле, ситуации у всех не уникальны. Если рассматривать трудовое и сексуальное рабство, «нищую» мафию, то обычно туда попадает определенная категория людей. В основном это люди, которые хотели вырваться из какой-то своей неблагополучной ситуации. После приезда в большой город, из-за незнания, как строятся трудовые отношения в мегаполисах, люди становятся жертвами. Часто это люди из провинции. Что касается «нищей» мафии, то ее жертвами становятся старики, инвалиды и выпускники детских домов. Здесь мы пытаемся взаимодействовать с другими организациями. Например, с Международной организацией по миграции. Чтобы они дальше отслеживали их судьбу и помогали им устроиться в стране, откуда они родом. Из 90% тех, кого мы обнаружили в «нищей» мафии, – это выходцы из Украины, подавляющее большинство – из Одесской области. Она близко находится к Молдавии. А там много молдавских цыган, которые промышляют попрошайничеством и делают на этом бизнес. Они ищут в соседних регионах, в том числе в Одесской области, людей, которым предлагают работу с хорошей зарплатой. А в итоге заставляют попрошайничать.

 

Одна из историй, которая меня ужаснула, связана с бабушкой из Луганской области. Это уже почти хрестоматийный пример. Она потеряла зрение и однажды к ней пришли люди и сказали, что в России ей помогут сделать операцию. Ей зашили глаза и привезли в Россию. Около года она стояла у Курского вокзала. Никто не спрашивал у нее, как она туда добирается. Ясно же, что не сама. Все просто кидали ей деньги, пытаясь откупиться от своей совести.

– Неужели вы пропускаете каждую историю через себя?

– В какой-то момент я перестал это делать, потому что это очень тяжело – и эмоционально, и психологически. Я понимаю, что кому-то мы не смогли помочь, где-то не успели. Из-за этого у нас образовалось своего рода кладбище. Поэтому я стараюсь поменьше общаться с людьми, которых мы освобождаем.

– Я слышала, что вас поддерживает ООН и ОБСЕ. В чем проявляется их поддержка?

– В основном, то они нас консультируют, то мы их. Сейчас есть общее понимание, как борются против рабства во всем мире. Хотя знаете, никто, кроме Англии, по-настоящему с этой проблемой и не борется. С нами плотно работает Международная организация по миграции. Также филиал ООН передает нам информацию о том, что в разных уголках нашей страны в рабских условиях содержатся трудовые мигранты, которым требуется наша помощь.

– Внук Нельсона Манделы, Ндаба Мандела, стал представителем «Альтернативы». Как это произошло?

 

– Это произошло на форуме в Сочи. Его можно назвать нашим послом доброй воли. В будущем планируем с его помощью активно работать в ЮАР. Сейчас отделения «Альтернативы» есть в Зимбабве, Израиле, Иордании и Чехии. Постепенно стараемся расширяться. Действительно, мы первый волонтерской проект в истории России, который вылился за пределы нашей страны.

У «Альтернативы» есть «Горячая линия». На нее могут позвонить как люди, которые попали в рабство, так и родственники пропавших. Обратиться по этому номеру телефона можно и в том случае, если вам кажется, что кто-то незаконно удерживает человека.

8-800-550-71-40

Добавочные номера:

1 – прием заявок на освобождение и информации о пострадавших;

2 – помощь женщинам, попавшим в сексуальное и семейное рабство;

3 – юридическая консультация;

4 – связь с пресс-службой «Альтернативы»;

5 – помощь для англоговорящих (help for English speakers).