Быть человеком

Поделиться
  • alt
  • alt
  • alt
  • alt
Упорядоченность, система и структура. Я и не осознавала, что именно к этому всегда стремлюсь, пока не оказалась на интервью с музыкальным терапевтом. А ведь я всего-навсего назвала свое любимое классическое произведение.

 «Болеро», Морис Равель. Какое оно? Повторяющееся. Ритмичное. Гипнотическое. В каких случаях я его слушаю? Когда мыслей становится целый ворох и очень сложно принять хоть какое-то решение. Зачем я его слушаю? Чтобы навести порядок. Что получаю? Не только чистую квартиру. Максимальную сконцентрированность, легкость и словно по полочкам разложенные мысли.

Вот так: быстро и точно, меня охарактеризовал профессиоальный музыкотерапевт. И это самое малое, что может сделать такой специалист.

 

Наука ли?

Еще какая. Более того, музыкальный терапевт – это профессия, которой необходимо учиться, как и любой другой.

— Не стоит путать просто применение музыки в отраслях психологии, психиатрии, коррекционных методах с музыкотерапией, — рассказывает Лилия Новикова, эксперт в музыкальной терапии, практикующий музыкотерапевт. — Терапия предполагает излечение какого-то недуга.

 Таким образом, это психотерапевтический метод, использующий музыку в качестве лечебного средства. И метод этот не так уж и прост, потому что находится на стыке психологии, нейрофизиологии, музыковедения и ряда других наук.

-У меня был случай. Ко мне пришла женщина, которая 40 лет работала в музыкальной школе, учила детишек музыке, — продолжает Лилия Михайловна. — Потом вышла на пенсию, умер супруг и у нее началась глубокая депрессия. Она пришла и молчала 5 сессий. Она приходила просто помолчать. Я пыталась ее разговорить, она не реагировала. На одном из занятий она заговорила: «Вы знаете, я могу вам сказать, что со мной происходит! Давайте послушаем первый концерт Грига!» В таком случае ей, условно говоря, повезло, что у меня есть музыкальное образование и я знаю, что предстваляет собой первый концерт Грига и какие чувства там могут быть скрыты. Я начинаю с ней разговор, и она начинает отвечать. Получается, что у меня открылся способ доступа к пациенту.

 

Из истории

Влияние музыки на человека первым определил греческий ученый и философ Пифагор. В XIX столетии французский психиатр Эскироль впервые открыл в своей психиатрической клинике классы по обучению людей музыке. Но это была не музыкальная терапия, а просто музыка в психиатрической клинике.

-Музыкальная терапия сформировалась как лечебное направление начиная с 1944 года в США. Люди начали возвращаться с войны со сломленной психикой, и они не всегда могли нормально донести, рассказать то, что они чувствуют. Тогда впервые прибегли к использованию музыки для гармонизации состояния людей. В 1944 году стали открываться заведения, где обучали профессии музыкальной терапии. На сегодняшния день в Европе существует более 70-ти университетов, которые официально готовят музыкальных терапевтов. Обучение длится 4 года, после чего они выбирают, по какой системе будут работать. Таких систем всего пять.

 

 Как она действует?

 —Звук активирует самую древнюю структуру головного мозга. Это лимбическая, паралимбическая система, которая у нас отвечает за эмоции. Эта система закладывается в доречевой период. То есть еще нет речи, но воздействие звука и речи уже возможно. Уже на пятой неделе беременности плод в утробе матери слышит звуки. Это звуки биения ее сердца. Вот почему все, что связано с ритмом, для нас очень важно. Мы можем не иметь музыкального слуха, как говорят «медведь на ухо наступил», но на ритм реагируют все люди. Музыкальный звук воздействует на динамику химических процессов в головном мозге. Начинается выработка нейромедиаторов, то есть веществ, которые провоцируют те или иные химические реакции в структурах головного мозга. Эти вещества начинают активно вырабатываться и, соответственно, воздействуют на работу наших внутренних органов.

 Музыкальный терапевт, работая с каждым отдельным пациентом, определяет индивидульный план работы и приемы, которые будет использовать в том или ином случае.

-Сперва я выясняю отношение к музыке. Если у пациента совсем нет музыкального опыта, первое с чего мы начнем – это его прибретать. Мы будем взаимодейстовавть с музыкой любым доступным способом. Потому что у музыкального терапевта музыка становится главным инструментом. Иногда сама сессия такой терапии имеет структуру самого музыкального произведения.

Получается, что без слов человек способен выразить или понять, что же с ним происходит, может получить уникальный опыт и пережить эмоции, которые сдерживал.

-В результате восприятия музыки, что у нас происходит? Все мы знаем мурашки. Когда это происхдит? Когда мы испытваем удовольствие. Что следует эмоционально после мурашек? Облегчение. Потом могут быть слезы. Таким образом, биологически мы ощущаем облегчение.

Что стоит или не стоит слушать?

То разнообразие и многообразие музыки, которое мы имеем сейчас, наверно, за всю историю человечества никогда не было таким обширным. Иногда слыша что-то из современного, мы думаем: «И это музыка? Кто такое вообще может слушать?» Но никто не отменял всем известное: «На вкус и цвет товарища нет!» Поэтому вопрос терапевту о том, есть ли музыка, которую вообще не стоит слушать, наклевывался в самом начале интеврью. Но не торопитесь. Ответ оказался уж слишком простым.

____________________________________________

— Если вы чувствуете себя здоровым человеком, слушайте то, что вам нравится. Сколько людей, столько и музыки.

____________________________________________

Есть, конечно, универсальные критерии. Все мы знаем, что веселая музыка активирует, грустная — успокаивает. Но универсальных рекомендаций быть не может. Если говорить про повседневную жизнь, прислушивайтесь к себе. То, что нравится именно вам. Есть, несомненно, универсальные композиции, но это образцы мировой культуры. Они потому и классика, потому и укоренились, что они из поколения в поколение вызывают однотипную реакцию. В этом смысле классическая музыка безпроигрышная. Но в том случае, если она вам нравится.