ЖИЗНЬ КОРОТКА, ИСКУССТВО ВЕЧНО! О жизни и мире балетного закулисья

Поделиться
  • alt
  • alt
  • alt
  • alt

Беседовала Евгения Бахурова
Фото из архива Чинары Ализаде


Хрупкая, нежная, воздушная… Кажется, что еще секунда — и, завершив свой экзерсис, она взмахнет изящными кистями рук и взлетит ввысь. Такая настоящая, такая искренняя. Солистка Государственного академического Большого театра России, прима-балерина Большого театра Варшавы, Заслуженная артистка Азербайджана Чинара Ализаде.


— Чинара, здравствуйте! Вы — балерина, а, значит, знаете все о мире искусства, ведь в нем — вся Ваша жизнь. Как случилось так, что Вы начали заниматься балетом профессионально?

— Я родилась в творческой семье, мои папа и мама окончили музыкальное училище. Папа играл в любительском ансамбле. Но все началось, думаю, с мамы. Она безумно любит искусство, и в особенности балет. Но обстоятельства сложились таким образом, что балет остался для нее лишь в мечтах. А так как в детстве я была активным ребенком и хорошо чувствовала ритм, маме посоветовали отдать меня в хореографическое училище. Так началось мое обучение и любовь к танцу.

— Расскажите о самом ярком моменте в Вашей профессиональной жизни.

— Одним из первых ярких событий cтало участие в возрасте 17 лет в моем первом Международном конкурсе артистов балета в Москве, который проходил на сцене Большого театра. Это было так волнительно, необычно и увлекательно. Тогда я заняла I место и получила золотую медаль. Я была под впечатлением! И следующее немаловажное событие в моей жизни — присвоение звания Заслуженной артистки Азербайджана.

— Балетные — какие они? Они чем-то отличаются (или нет) от представителей других профессий?

— Конечно же, наша профессия не так проста: если артист отдается ей всецело, то она занимает почти все его время. Я считаю, что у балетных есть внутренний стержень и сильный характер, который формируется благодаря кропотливому ежедневному труду. Кому-то ради карьеры приходится идти на жертвы — и такое случается.

— Балет — искусство молодых. Почему так считают?

— Танцовщики рано выходят на пенсию, и для этого вида искусства нужна определенная физическая подготовка. Естественно, в молодом возрасте у артистов больше сил, энергии и возможностей. Но есть также много и зрелых артистов, которые продолжают свою профессиональную деятельность и ничем не уступают молодым. Однако у каждого свой профессиональный путь.

— Что означает лично для Вас выход на сцену?

— Мы столько лет учимся этой профессии — артиста балета, что, выходя на сцену, мы уже не должны задумываться над выполнением того или иного движения. Всю технику и весь хореографический текст мы отрабатываем в репетиционном зале с педагогом в течение долгих часов. И, выходя на сцену, я уже автоматически вживаюсь в моего персонажа и в ту эпоху, где происходит действие, полностью погружаюсь в атмосферу и просто получаю удовольствие от всего процесса. Мне хочется, чтобы зритель с замиранием сердца следил за происходящим на сцене. Для меня каждый выход на сцену — это непередаваемое удовольствие! Ты ощущаешь энергетику зрителей в зале, и это дает потрясающее чувство эйфории, происходит своего рода энергообмен. В эти моменты я чувствую себя живой на все 100%. А когда в конце спектакля я выхожу на поклоны, слышу громкие аплодисменты и крики зрителей «Браво!», чувствуется какая-то магия от происходящего, и хочется испытывать это ощущение снова и снова.

— Как долго занимает подготовка новой роли?

— Обычно подготовка новой роли в среднем занимает около месяца. Бывает, что мы начинаем готовить новый материал, потом откладываем работу в связи с текущим репертуаром и через какое-то время снова возвращаемся к освоению новой роли.


Для меня каждый выход на сцену — это непередаваемое удовольствие! Ты ощущаешь энергетику зрителей в зале, и это дает потрясающее чувство эйфории, происходит своего рода энергообмен. В эти моменты я чувствую себя живой на все 100%.


— Какие спектакли Вам танцевать интереснее: классические или современные постановки?

— За мою творческую жизнь мне доводилось танцевать все-таки больше классики, и я ее очень люблю. Сейчас я работаю в Большом театре Варшавы, и репертуар здесь основан больше на неоклассических и современных постановках. Для меня это не совсем привычно, но очень интересно. Первое время было нелегко перестраивать свое мышление под требования современной хореографии, переламывать тело, чувствовать свободу движений без ограничений, пытаться достичь такого чувства, будто в твоем теле нет костей. Нужно добиться такой широты исполнения, когда одно движение переливается в другое. Но для меня это огромный опыт, благодаря которому открываются неизведанные грани моих возможностей.

— Случались ли в Вашей карьере моменты, когда хотелось все бросить?

— Мне кажется, у любого танцовщика бывают переломные моменты в карьере. Я тоже столкнулась с определенными трудностями на своем творческом пути; да, были мысли, что, возможно, стоит заняться чем-то другим. К счастью, все закончилось благополучно, и жизнь сама предложила варианты. Я уверена, что никогда нельзя отчаиваться. Если ты чего-то очень сильно хочешь и прилагаешь определенные усилия, то добьешься цели.

— Сейчас вы живете и работаете в Варшаве. Поскольку тема нашего номера «Живой», то часть материалов мы решили посвятить вопросам экологии. Скажите, отличается ли отношение местных жителей к природе и использованию ее ресурсов от наших российских реалий?

— Да, к природе и ее ресурсам здесь относятся бережнее, и мне это нравится. Такие понятия, как сортировка мусора, экономия воды, электроэнергии и энергосберегающие лампочки — в порядке вещей. Люди учатся этому с детства. Хотелось бы, чтобы и в нашей стране с большей ответственностью подходили к проблемам окружающей среды, ведь каждый из нас может внести свой вклад.

— И последний, ставший уже традиционным вопрос нашего издания: что бы Вы сказали, если бы Вас слышал каждый человек на планете?

— Всегда двигайтесь вперед к своей мечте и верьте в себя. Дышите полной грудью сегодня и каждый день! Чудеса случаются!